Владимир

Непобедимая и легендарная.

В этой теме 40 сообщений

Среди нас достаточно вояк, причем настоящих и кадровых, это в первую очередь для них, армейские новости, воспоминанаия о службе, все что связано с армией и защитой нашей Родины.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
6 парашютно-десантная рота 104 пдп 76 гв. ВДД
Бой под Улус-Кертом


d670db799a9cb14f59b421976effd4e1.jpg



Цитата
Бой у высоты 776 — эпизод второй чеченской войны, в ходе которого крупному отряду чеченских боевиков (Хаттаб) 1 марта 2000 удалось прорваться из окружения через позиции 6-й роты 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) дивизии ВДВ (подполковник Марк Евтюхин) под Аргуном в Чечне, на рубеже Улус-Керт—Сельментаузен, на высоте 776.

После падения Грозного (30 января) крупная группировка чеченских боевиков отступила в Шатойский район Чечни, где 9 февраля была блокирована федеральными войсками.По позициям боевиков наносились авиаудары с использованием полуторатонных объемно-детонирующих бомб. Затем, 22-29 февраля последовала наземная битва за Шатой. Боевикам удалось прорваться из окружения. Группа Руслана Гелаева прорвалась на северо-западном направлении в село Комсомольское (Урус-Мартановский район), а группа Хаттаба — на северо-восточном направлении через Улус-Керт (Шатойский район), где и состоялся бой.

Указом президента РФ 22 десантника были представлены к званию Героя России (из них 21 — посмертно), 69 солдат и офицеров 6-й роты награждены Орденами Мужества (63 из них — посмертно).





Днем 29 февраля 2000 года федеральное командование поспешило интерпретировать взятие Шатоя как сигнал того, что «чеченское сопротивление» окончательно сломлено. Президенту Путину было доложено «о выполнении задач третьего этапа» операции на Северном Кавказе, а и. о. командующего ОГВ Геннадий Трошев отметил, что в течение еще двух-трех недель будут проводиться операции по уничтожению «улизнувших бандитов», но полномасштабная войсковая операция завершена.

В расследовании нам поможет полковник запаса Владимир Воробьев, в прошлом десантник, прошедший Афганистан (в свое время он командовал 104-м «черехинским» полком). Отец погибшего под Улус-Кертом старшего лейтенанта Алексея Воробьева. За два года после трагедии он составил полную картину происшедшего, которая несколько расходится с официальной версией.

Банды чеченских полевых командиров оказались в стратегическом мешке. Произошло это после высадки тактического десанта, который будто острым ножом перерезал горную дорогу Итум-Кале-Шатили, построенную невольниками «свободной Ичкерии». Оперативная группировка «Центр» принялась методично сбивать противника, заставляя его отступать вниз по Аргунскому ущелью: от российско-грузинской границы на север.

Разведка сообщила: Хаттаб двинулся на северо-восток, в Веденский район, где у него была создана разветвленная сеть горных баз, складов и укрытий. Он намеревался захватить Ведено, селения Мехкеты, Элистанжи и Киров-Юрт и обеспечить себе плацдарм для прорыва в Дагестан. В соседней республике «моджахеды» планировали захватить в заложники большое число мирных жителей и тем самым вынудить федеральные власти пойти на переговоры.

Восстанавливая хронику тех дней, нужно четко понимать: разговоры о «надежно блокированных бандах» – это блеф, попытка выдать желаемое за действительное. Стратегически важное Аргунское ущелье имеет протяженность более 30 километров. Не обученные горной войне части были не в состоянии установить контроль над разветвленной и совершенной незнакомой им горной системой. Даже на старой карте можно насчитать в этом районе более двух десятков троп. А сколь тех, которые ни на каких картах не отмечены вовсе? Чтобы блокировать каждую такую тропу, нужно задействовать роту. Получается внушительная цифра. Теми силами, которые были под рукой, федеральное командование не то что уничтожить, но надежно блокировать идущие на прорыв банды могло только на бумаге.

На наиболее опасном, как потом оказалось, направлении, командование ОГВ выставило бойцов 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. Между тем, Хаттаб избрал простую, но эффективную тактику: проведя разведку боев, он намеревался нащупать наиболее слабые места, а затем, навалившись всей массой, вырваться из ущелья.

28 февраля «моджахеды» пошли напролом. Первыми удар приняли десантники 3-й роты во главе со старшим лейтенантом Васильевым. Они заняли господствующие высоты в пяти километрах восточнее Улус-Керта. Отряды Хаттаба безуспешно пытались пробиться через грамотно организованную систему огня и отступили, неся значительные потери.

Подразделения 2-го батальона держали под контролем господствующие высоты над Шароаргунском ущелье. Оставался проход между руслами рек Шароаргун и Абазулгол. Чтобы исключить возможность «просачивания» сюда боевиков командир 104-го полка приказал командиру 6-й роты майору Сергею Молодову занять еще одну господствующую высоту в 4-5 километрах от Улус-Керта. А поскольку ротный был буквально накануне переведен в часть и не успел хорошенько вникнуть в оперативную ситуацию, познакомиться с личным составом, то его подстраховал командир 2-го батальона Марк Евтюхин.

Десантники двинулись в путь еще затемно. Им предстояло за несколько часов совершить пятнадцатикилометровый марш-бросок в заданный квадрат, где разбить новый базовый лагерь. Шли с полной боевой выкладкой. На вооружении у них было только стрелковое оружие и гранатометы. Приставку для радиостанции, обеспечивающей скрытый радиообмен, оставили на базе. На себе тащили воду, продовольствие, палатки и печки-буржуйки, без которых зимой в горах просто не выжить. По расчетам Владимира Воробьева, подразделение растянулось на 5-6 километров, в час проходили не более километра. Заметим и то, что десантники шли на высоту сразу же после сложного броска по маршруту Домбай-Арзы, т. е. без полноценного отдыха.

57930856bh0.jpg



Вертолетный десант был исключен, поскольку проведенная воздушная разведка не обнаружила в горном лесу ни одной подходящей площадки. Десантники шли на пределе своих физических сил – это факт, который никто не сможет оспорить. Из анализа ситуации напрашивается такой вывод: командование запоздало с решением перебросить 6-ю роту на Исты-Корд, а том, спохватившись, поставило заведомо невыполнимые сроки.

Еще до восхода солнца 6-ая рота 104-го Гвардейского парашютно-десантного полка, усиленная взводом и двумя группами разведки, была у цели – междуречья притоков Аргуна южнее Улус-Керта. Руководил действиями десантников командир батальона подполковник Марк Евтухин.

Как потом стало известно, 90 десантников, на перешейке в 200 метров, преградили путь двухтысячной группировке Хаттаба. Насколько можно судить, первыми обнаружили противника все-таки бандиты. Об этом свидетельствует радиоперехваты.

В этот момент «моджахеды» двигались двумя отрядами вдоль рек Шароаргун и Абазулгол. Высоту 776.0, на которой переводили дух после тяжелейшего марш-броска наши десантники, они решили обойти с двух сторон.

Впереди обеих банд двигались две группы разведки, по 30 человек, следом за ними шли два отряда боевого охранения по 50 боевиков в каждом. Один из головных дозоров и обнаружил старший лейтенант Алексей Воробьев со своими разведчиками, чем спас 6-ю роту от внезапного нападения.

Был полдень. Разведчики обнаружили боевиков у подножья высоты 776,0. Противников разделяли десятки метров. За считанные секунды при помощи гранат авангард бандитов был уничтожен. Но вслед за ним хлынули десятки «моджахедов».

Разведчики с ранеными на плечах отошли к главным силам, и роте с ходу пришлось принять встречный бой. Пока разведчики могли сдерживать натиск бандитов, командир батальона решил закрепиться на этой поросшей лесом высоте 776,0 и не дать бандитам возможности выйти и блокированного ущелья.

Перед началом штурма хаттабовские полевые командиры Идрис и Абу Валид вышли по рации на комбата и предложили Евтухину пропустить «моджахедов»:
– Нас тут раз в десять больше. Подумай, командир, стоит ли рисковать людьми? Ночь, туман – никто не заметит…
Что ответил комбат, не трудно представить. После этих «переговоров» бандиты обрушили на позиции десантников шквал огня из минометов и гранатометов. К полуночи бой достиг наивысшего накала. Гвардейцы не дрогнули, хотя противник превосходил их более чем в 20 раз. Бандиты продвинулись к позициям на бросок гранаты. На некоторых участках десантники сошлись в рукопашной. Одним из первых в 6-й роте погиб ее командир Сергей Молодов – пуля снайпера попала ему в шею.
Командование могло поддерживать роту только огнем артиллерии. Огонь полковых пушкарей корректировал командир самоходной батареи капитан Виктор Романов. По данным генерала Трошева, с полудня 29 февраля до раннего утра 1 марта полковые пушкари высыпали в район Исты-Корда 1200 снарядов. Авиацию не применяли, боясь попасть по своим. Свои фланги бандиты прикрывали водными потоками, которые были справа и слева, что не давало возможности свободно маневрировать и оказывать действенную помощь. Противник расставил засады и занял оборону на берегу, не позволяя приблизиться к притокам Аргуна. Несколько попыток переправы закончились неудачно. 1-я рота десантников, брошенная на выручку погибающим товарищам, смогла прорваться к высоте 776,0 только утром 2 марта.

С трех до пяти утра 1 марта наступила «передышка» – атак не было, но минометы и снайперы не прекращали обстрел. Комбат Марк Евтюхин доложил командиру полка полковнику Сергею Мелентьеву обстановку. Тот приказал держаться, ждать помощи. Через несколько часов боя стало очевидным, что 6-й роте попросту не хватит боеприпасов, чтобы сдержать непрерывные атаки боевиков. Комбат по рации запросил помощь у своего заместителя майора Александра Достовалова, находившегося в полутора километрах от погибающей роты. С ним было пятнадцать бойцов.

У нас любят по любому случаю говорить разные красивые фразы, особо не вдумываясь в их смысл. Полюбилось и выражение «шквальный огонь». Так вот. Несмотря на шквальный, без кавычек, огонь противника, Александру Достовалову и взводу десантников каким-то чудом удалось пробиться к своим товарищам, которые второй час сдерживали бешеный натиск бандитов Хаттаба. Для 6-й роты это был мощный эмоциональный заряд. Ребята поверили, что их не бросили, что о них помнят, что им придут на помощь.

…Взвода хватило на два часа боя. В 5 часов Хаттаб бросил в атаку два батальона смертников – «белых ангелов». Они полностью окружили высоту, отрезав часть последнего взвода, который так и не успел подняться на высоту: ее расстреляли практически в спину. В самой роте уже собирали боеприпасы у погибших и раненых.

Силы были неравными. Один за другим погибали солдаты, офицеры. Алексею Воробьеву осколками мин перебило ноги, одна пуля попала в живот, другая пробила грудь. Но из боя офицер не вышел. Именно он уничтожил Идриса – друга Хаттаба, «начальника разведки».
Ночью 1 марта на высоте 705,6 шел рукопашный бой, принявший очаговый характер. Снег на высоте был перемешан с кровью. Последнюю атаку десантники отбивали несколькими автоматами. Комбат Марк Евтухин понял, что жизнь роты пошла на минуты. Еще немного, и бандиты по трупам десантников вырвутся из ущелья. И тогда он обратился к капитану Виктору Романову. Тот, истекая кровью, с перетянутыми жгутами обрубками ног, лежал рядом – на ротном КП.
– Давай, вызываем огонь на себя!
Уже теряя сознание, Романов передал координаты батарее. В 6 часов 10 минут связь с подполковником Евтухиным оборвалась. Комбат отстреливался до последнего патрона и был сражен пулей снайпера в голову.

Утром 2 марта на Исты-Корд вышла 1-я рота. Когда десантники оттеснили боевиков с высоты 705,6, перед ними открылась жуткая картина: многолетние буки, «подстриженные» снарядами и минами, и повсюду – трупы, трупы «моджахедов». Четыреста человек. В ротном опорном пункте – тела 13 российских офицеров и 73 сержантов и рядовых.

По «кровавым следам» Удугов разместил на сайте «Кавказ-Центр» восемь фотографий убитых десантников. На снимках не видно, что многие тела были изрублены на куски. «Борцы за веру» расправлялись с любым десантников, в коем еще теплилась жизнь. Об этом рассказали те, кому чудом удалось выжить.

Старший сержант Александр Супонинский по приказу командира спрыгнул в глубокий овраг. Следом прыгнул и рядовой Андрей Поршнев. Около 50 боевиков вели по ним получасовую стрельбу из автоматов. Выждав, раненые десантники сначала ползком, а потом и в полный рост стали уходить. Ребята чудом остались живы.
– Нас, последних, оставалось пятеро, – вспоминал позднее Андрей Поршнев, – комбат Евтюхин, замкомбата Доставалов и старший лейтенант Кожемякин. Офицеры. Ну, и мы с Сашей. Евтюхин и Доставалов погибли, а у Кожемякина обе ноги были перебиты, и он нам руками подбрасывал патроны. Боевики подошли к нам вплотную, оставалось метра три, и Кожемякин нам приказал: уходите, прыгайте вниз… За тот бой Александр Супонинский получил звезду Героя России.

На стол командующего ВДВ генерал-полковника Геннадия Шпака лег список погибших десантников. В мельчайших деталях были доложены и все обстоятельства этой жесточайшей схватки. Шпак сделал доклад министру оборону маршалу Игорю Сергееву, но в ответ получил указание: данные о событиях возле Улус-Керта до отдельного указания к разглашению запретить.
Так уж вышло, что маршал Сергеев именно 29 февраля отрапортовал Владимиру Путину об успешном выполнении задач «третьего этапа». Прошло всего несколько часов и – мощная группировка боевиков ударила по позициям федеральных войск. То, что произошло под Улус-Кертом, никак не соотносилось с победными реляциями о скором и окончательном разгроме боевиков. И товарищу маршалу, наверное, стало неловко за свой последний рапорт. Чтобы хоть как-то сгладить конфуз, военным приказали помалкивать. Только Геннадий Трошев 5 марта осмелился сказать часть правды: «Шестая парашютно-десантная рота, которая была на острие атаки бандитов, потеряла убитыми 31 человека, есть раненые».

В те же дни страна переживала другую трагедию, о которой сообщили все телеканалы страны, – в Чечне погибли 20 бойцов ОМОНа из Сергиева Посада. Военное командование побоялось объявить одновременно об ОМОНе и десантниках. Потери были слишком большими…

Улус-Керт стал одним из символов новейшей российской истории. Сколько лет из нас пытались вытравить русский воинский дух, – не получилось. Сколько лет армию изображали как сборище пьяниц, дегенератов и садистов, – и ребята-десантники, живые и мертвые, заставили критиков замолчать. Это был подвиг настоящий, на который невозможно бросить тень. Хотя и такие попытки имели место. Как и после освобождения бойцами «Альфы» и «Вымпела» заложников на Дубровке – операции, в которой спецназ ФСБ мог погибнуть под руинами Театрального комплекса. Из Улус-Керта идет дорога на Дубровку. И в том, и в другом случае на пути наемников и террористов встали российские солдаты и офицеры, носители наших вековых традиций.

Павел Евдокимов. Спецназ России, 2002г.
По материалам книги "Воздушно-десантные войска. 70 лет

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Ангелы спецназа

Бесланская трагедия: потери, потери, потери...


Цитата
Журналисты, точно заправские стратеги, разбирали по косточкам промахи и ошибки спецслужб, рассуждали, как следовало организовать штурм. И только о самом главном — о тех, кто погиб, спасая чужие жизни, —в печати ни строчки. У бойцов спецназа незавидная доля. Слава приходит к ним лишь вместе со смертью, хотя еще при жизни каждый из них достоин памятника. Страшная бухгалтерия войны: шестнадцать потерь за девять месяцев. Десять из них — в Беслане. Какими они были — спецназовцы, закрывшие своими телами беззащитных детей?


О четырех из них — тех, кто посмертно стал Героем России, — наш рассказ

Андрей Туркин. Черкес.

У этого человека был особый, от бога, талант. Он умел моментально сходиться с людьми. Едва познакомится — и уже не разольешь водой. Где бы ни оказался он, куда бы ни бросала его судьба, разом появлялись вокруг товарищи, друзья, земляки. Да как не появиться — если родился он на Урале, вырос в Краснодарском крае, а служил в Забайкалье и Средней Азии. Вся география страны — в одной короткой судьбе. Андрей Туркин по прозвищу Черкес. На всех фотографиях он неизменно улыбается. Даже там, где старается быть серьезен, все равно прячется в уголках губ улыбка.

Он пришел в “Вымпел” в 97-м, сразу после армии. Срочную служил в погранвойсках, успел повоевать на таджикско-афганской границе. Не ты ищешь спецназ. Спецназ ищет тебя. Вернулся в родную станицу, а навстречу — закадычный, школьный еще дружок. Он-то и рассказал Андрею, как приезжали к ним в Псковскую дивизию ВДВ “покупатели” из “Вымпела”, какие заманчивые перспективы рисовали перед дембелями. В Москву они приехали вместе и зачислены были почти в один день: в апреле 97-го. Тогдашний командир его Герой России Сергей Шаврин признается, что Туркин понравился ему с первого же дня. Во-первых, коммуникабельный. Во-вторых, хозяйственный, что на войне особо ценно (если надо что-то достать — Андрей расшибется, но совершит невозможное). В-третьих, безотказный. “Я знал, — вспоминает Шаврин, — если он спрашивает “как дела?”, это не пустая, обычная формальность. Ему было до всего дело, и чужие проблемы воспринимал он как свои”.

Краткая выписка из послужного листка: в 2000-м награжден медалями Суворова и “За спасение погибавших”, в 2002-м — медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” 2-й степени с мечами. Тот, кто был на войне, знает цену этим истинно солдатским наградам. И не случайно, когда один из “вымпелов” подорвался на минном поле — именно Туркин пошел за ним, хотя знал, что “лепестки” рассыпаны повсюду — кассетная мина страшная и коварная штука... ...3 сентября группа, в которую входил Туркин, ворвалась в здание через спортзал. Не хочется опускаться до банальностей, но это был истинный ад. Пол ходил ходуном под ногами, и, лишь присмотревшись, поняли они, что бегут по трупам. Туркина и его напарника — Александра Б. — отсекли от общей группы сразу. Не боевики, нет: сами заложники. Обезумевшие люди метались, не разбирая ничего, и людская эта окровавленная масса бурным потоком оттеснила ребят в сторону. Уже горел зал, клубы дыма закрывали обзор. Но они успели увидеть, как выскочил из-за угла террорист, как, дав короткую очередь, спрятался назад.

Оба они — и Андрей, и Александр — были уже ранены. Пуля угодила Туркину под бронежилет, только боли он почему-то не чувствовал. И когда бандит выскочил снова и замахнулся гранатой, времени на раздумья у Туркина не оставалось. Он бросился навстречу врагу, намертво обхватил и рухнул на него сверху. В грохоте пальбы никто — в том числе и спасенные от верной смерти заложники — не услышал взрыва гранаты... Дома у Героя России лейтенанта Туркина остались трехлетний сын и жена... Нет, не так. Их осталось не двое, а трое, потому что жена Андрея — казачка из его же станицы — находится сейчас на четвертом месяце беременности. Туркину никогда уже не узнать, кто у него родится. Как не узнать это и бывшему десантнику, майору “Вымпела” Андрею Велько, тоже оставившему вдовой беременную жену...
Их уже нет. А продолжение их крепнет, растет в материнском лоне, сучит уже ножками, просясь на волю. И немало времени пройдет, прежде чем эти не рожденные пока дети узнают, что отцы их погибли, спасая от смерти других, совершенно чужих детей. Впрочем, разве дети бывают чужими? Майор Михаил Кузнецов — прошел солдатом Афганистан, ветеран “Вымпела”, брал еще Белый дом — вообще должен был оставаться в резерве. Его, минера экстра-класса, берегли пуще зеницы ока. Но когда начали прыгать наружу заложники, откуда-то выкопал он школьную парту — недаром за домовитость дали ему прозвище Домовой, — подтащил к окну, принялся вытаскивать людей. Двадцать с лишним человеческих жизней спас он, но сам от пули не уберегся. В этот день, 3 сентября, у его жены был день рождения...

Дмитрий Разумовский. Майор

Этой пожелтевшей газетной публикации десять лет. Ровно десять, но читается она, точно написана сейчас, про нас сегодняшних...
Открытое письмо начальника заставы Московского погранотряда появилось в октябре 94-го на страницах одной из центральных газет: редакция отдала под него целый “подвал”.

“Пишу вам с болью в сердце, потому что 19 августа погибли мои боевые товарищи. Еще пишу потому, что устал биться головой о стены” — так начиналось письмо.

...Сегодня таджикские события тех лет как-то уже подзабылись, отошли в прошлое, заслоненные новыми катаклизмами и войнами. Но в начале 90-х редкий месяц обходился без тревожных вестей с афганской границы, где русские солдаты вели бой с афганскими наркокартелями. На всю страну прогремел тогда подвиг 12-й заставы. Семь часов кряду, под шквальным артогнем, 45 пограничников держали круговую оборону против 250 боевиков, среди которых был, кстати, и никому не известный еще террорист Хаттаб. Кончались патроны и гранаты. Сгорел единственный БМП. Прямым попаданием была уничтожена казарма. И все равно пограничники не отступали. Они верили, что их не бросят. Но генералы тянули до последнего, и когда подоспела помощь, было уже поздно... Даже сейчас читать это газетное письмо без волнения — невозможно. Каждая строчка, каждый абзац — автором выстраданы, политы кровью и потом.

Он писал о трусости и предательстве. О том, как безмятежно наблюдали за расстрелом 12-й заставы наши танки. Как вступают в сговор с боевиками командиры, а честные, неподкупные офицеры безжалостно изгоняются прочь. Как предают — одну за другой — заставы, обрекая людей на верную гибель. “Кремль запретил мне мстить за погибших друзей, но я не выполняю этот приказ. Мы готовы и в будущем служить вам пушечным мясом, вот только не знаем, ради каких интересов, ради чего гибнут наши друзья?” На этот вопрос — как и на все остальные, впрочем, — капитану Разумовскому никто, конечно, не ответил. Нет ответа на него и сегодня, потому что и по прошествии десяти лет русские солдаты и офицеры, принесенные в жертву политике, продолжают гибнуть в бесславных войнах. А сразу после публикации Дмитрий Разумовский был уволен. Через десять лет — в сентябре 2004-го — он станет Героем России...

* * *

Он мечтал быть пограничником с самого детства, с тех пор как посмотрел сериал “Государственная граница”.
Семья Разумовских была самая обычная. Провинциальный Ульяновск. Отец — инженер-строитель. Мама — преподаватель музыки. Ничего героического. А он — грезил о подвигах, о романтике и погонях и искренне жалел, что войн на его век уже не досталось. В его представлении граница осталась единственным местом, где настоящий мужчина может еще проявить себя. В Московское погранучилище Разумовский поступил со второй попытки. Было это в 86-м. На курсе его любили. Помимо недюжинной физической силы (боксер, чемпион училища) от родителей досталось Разумовскому обостренное чувство справедливости. Если видел неправду или подлость — никогда не мог остаться в стороне. Спорил даже со старшиной. (Качество это останется с ним на всю жизнь — и ой как много шишек и тумаков упадет еще на его голову.) Их выпуск пришелся на самый, наверное, тяжелый год — 90-й. Уже трещал по швам Союз. Уже горели Карабах и Баку, бурлили Вильнюс и Рига. До развала страны оставались считанные дни.

Его распределили на таджикско-афганскую границу — в Пянджский погранотряд. Этот участок никогда не считался курортом. Но то, что начнется здесь вскоре, какая заварится каша, не мог представить тогда ни один провидец...
Начало таджикских событий он встретил заместителем командира заставы. О том, как воевал Разумовский, лучше всего говорят его награды: орден “За личное мужество”, медаль “За отвагу”. Будь поуживчивей, поуступчивей, было бы их наверняка еще больше, ибо от пуль Разумовский не прятался. Он лез в самое пекло, со своей десантно-штурмовой маневренной группой выдержал десятки боев. (Бывало — по нескольку столкновений на дню.) Но судьба точно хранила его для будущих испытаний. За четыре годы войны — ни царапины, одна только контузия, полученная на высоте со звучным названием “Доска почета”... Душманы ненавидели Разумовского с особой яростью. Не в пример другим офицерам, “договориться” с ним не мог никто. (Однажды задержал курьера с чемоданом долларов — и все, до цента, сдал в штаб.) А уж после того как перехватил он 3 тонны героина — взять бы, хватило бы до конца дней, еще и детям осталось бы, — даже объявили награду за капитанскую голову... Весть о гибели 12-й заставы нашла его в душанбинском госпитале. Начальник заставы Михаил Майборода, погибший в первые же минуты боя, был его лучшим другом, и эта смерть точно разорвала время пополам: “до” и “после”. Здесь, в госпитальной палате, Разумовский осознал, что не хочет и не может больше служить. Он и раньше видел, что творится на границе неладное. Заставы не укреплялись. Набранные по контракту таджики отказывались стрелять в своих братьев-мусульман. Вместо того чтобы давать суровый отпор боевикам, российская власть стыдливо отмалчивалась, в лучшем случае — сбрасывала над границей осветительные бомбы. Видел, но заставлял себя не думать об этом, успокаиваясь тем, что честно делает свое дело. Но после гибели12-й заставы Разумовский словно прозрел, очнулся от спячки...
На похоронах Майбороды — в Алма-Ате — Дмитрий познакомился со своей будущей женой. Каким именем называть первенца — даже вопросов не вызывало. Конечно, Михаилом: в честь Майбороды...

* * *

Командование долго не хотело отпускать Разумовского. Несмотря на строптивый нрав, он считался одним из лучших офицеров: смелый, инициативный, вдумчивый. Потому, когда писал в газету, подспудно надеялся: теперь уж точно на границе не оставят. Так и вышло...
Профессионалы такого класса на дороге не валяются. Он мог без труда устроиться в любую охранную фирму, возглавить безопасность в каком-нибудь банке, только без погон себя не представлял. Офицерская служба была для него не работой, а образом жизни.
Знакомые ребята — те, с кем учился, служил на границе, — предложили пойти в группу “Вымпел”: только-только она вернулась тогда в лоно Лубянки. Разумовский согласился сразу, не раздумывая, и никогда потом об этом не жалел.
Только теперь понял он, что мечтал о спецназе всю жизнь. Ему нравилось здесь все: постоянная перемена мест, отточенность действий, необходимость мгновенных решений.

Тот, кто считает спецназ простой машиной для отрубания голов, — жестоко ошибается. За каждой проведенной операцией стоит долгая, кропотливая подготовка, детальная разработка планов, изнуряющие тренировки. Спецназовцу мало быть только сильным, ловким и метким. Он должен уметь думать, предугадывать, чувствовать противника. Этими талантами Разумовский был наделен сполна. За шесть лет службы в “Вымпеле” его группа — а вскоре он стал уже начальником отделения — не понесла ни единой потери, хотя боев выпало на его век немало.
Прошел почти через все операции “Вымпела”. Освобождал заложников в “Норд-Осте”. Захватывал в Новогрозненском Радуева. Громил боевиков в Дагестане. Перекрывал грузинскую границу (в том бою его группа уничтожила 25 бандитов). У станицы Слепцовская 10 часов вел беспрерывный бой с террористами.

За события в Слепцовской Разумовского представили к ордену Мужества, только получить он его так и не успел. Впрочем, к наградам Разумовский вообще относился безо всякого пиетета: железки — и есть железки. Он имел на это полное право. За службу в “Вымпеле” к двум боевым наградам, полученным на границе, прибавились и еще три: орден “За военные заслуги”, медали ордена “За заслуги перед Отечеством” обеих степеней. Жизнь не изменила, не согнула его. Он остался таким же правдорубом, каким был с юности. Собственная совесть — была для него главным авторитетом. Если считал себя правым — готов был стоять до конца, доказывать, ругаться — хоть даже и с начальством. (Сколько было случаев, когда Майор — так его звали в группе — ходил и к начальнику управления, и к начальнику Центра спецназначения, стучал кулаком по столу, требовал.) ...Уже после событий в Беслане по телевизору показывали интервью со ставропольским архиепископом — по-моему, Феофаном. “Я сам видел, — рассказывал владыка, — как один офицер — его все называли Майором, — рискуя собой, спасал детей. Когда он погиб, я закрыл ему глаза”. Детали этого страшного боя известны теперь до мелочей. Группа Разумовского засела за забором, справа от школы: он должен был руководить огневой поддержкой. И когда поступила команда на старт — первым пошел вперед. Встал в полный рост, на простреливаемом со всех сторон пятачке.
Было ли ему страшно? Наверное, было. Не ведают страха только дураки. Но тем и отличается смелый от труса, что умеет владеть собой. Свистели над головой пули, тарахтел РПК. Но Разумовский даже не пытался уклоняться. Под шквальным огнем он указывал огневые точки противника. А потом снайпер попал ему в грудь, прямо над бронежилетом.
“Меня зацепило. Забирайте”, — это было все, что успел он сказать...

...Я часто думаю: что такое героизм? Мне кажется, героизм и лихость — это совсем не одно и то же.
Чтобы погибнуть — не надо иметь большого ума. Героизм должен быть осмысленным, ведь недостаточно просто закрыть собой амбразуру дзота: пулемет лишь перережет тебя и застрочит с новой силой. Но если поднимутся в этот момент из окопов цепи, значит, погиб ты не напрасно...
У подполковника Разумовского осталось двое сыновей. Младший — трехлетка — еще слишком мал, чтобы осознать произошедшее. Зато старший — Миша — понял все сразу. На кладбище он стоял, не проронив ни слезинки. Лишь когда гроб опускали в землю, Миша заплакал: беззвучно, без всхлипов — по-офицерски...
Там, на похоронах, он решил для себя окончательно и твердо, что тоже будет военным. Как отец. Как старший лейтенант Майборода, в честь которого он назван. Как тысячи тех, кто погиб, так и не услышав ответа на этот страшный, тяжелый и вечный вопрос — во имя чего?..

Олег Ильин. Маячок

Они были полной друг другу противоположностью. Разумовский — невозмутимый, хладнокровный, спокойный (“мертвый лев” — называли его в отряде). Ильин — шумный, взрывной, горячий. Он хотел, как Чапай, все время быть впереди, и за это прозвали его ласково и иронично — Маячок. Не маяк, а именно маячок... Сибиряк Олег Ильин попал в “Вымпел” в 95-м. За спиной осталось Рязанское училище связи, служба в ВДВ.
Его приход совпал с Буденновском, но на операцию Ильина тогда не взяли. Он обиделся до слез. “Не торопись, хватит на твой век подвигов”, — успокаивали его “деды”, только Ильин ждать не хотел, да и не умел. Он торопился успеть везде... Его крещение состоялось в Первомайском. Группа не успела дойти еще до села, как пуля снайпера чиркнула прямо перед ногами Ильина. “Блин, — чертыхнулся он, — рановато помирать”. И пошел как ни в чем не бывало вперед... За Первомайское он получил “отвагу” — самую, наверное, почетную боевую награду. (Потом их будет еще много — и орден Мужества — это после Ботлиха. И “За военные заслуги” — это уже “Норд-Ост”. И две медали ордена “За заслуги перед Отечеством” с мечами.) Ильин был офицером до мозга костей. У него даже увлечений никаких не было, не говоря уж о подработках на стороне: одна только служба.

Попав в отдел спецопераций, в совершенстве изучил горное дело, брал вершины, неприступные и для альпинистов с многолетним стажем. А когда потребовалось освоить параплан — ежедневно вставал ни свет ни заря и летал над базой Центра спецназначения: до тех пор, пока в общежитии не подняли бунт — своим тарахтением он никому не давал спать. Семья была ему тоже под стать. Жена Аня прыгала вместе с ним с парашютом. Сын Гриша ходил в горы...

Как сочетались в нем два этих не соединимых, казалось бы, качества? Стоицизм, монотонное упорство, муштра. И порывистость, резкость, отчаянная удаль. Будто щелкал внутри какой-то тумблер, и тогда преображался, менялся Ильин прямо на глазах...
...3-го сентября группа Ильина была передовой. Одним из первых он ворвался в здание, прикрыв отступление заложников. Их с Денисом Пудовкиным — его подчиненным — ранило почти сразу. По рации им предложили вернуться назад, но отступать они не хотели: слишком выгодную позицию удалось занять.

Бой шел уже почти врукопашную. В упор Ильин расстрелял двоих бандитов, но пуля настигла и его самого.
Прапорщик Денис Пудовкин погиб рядом с ним. Своим телом он прикрыл одну из женщин...
Не могу не сказать хотя бы несколько слов и об этом человеке. 28-летний Денис Пудовкин хотел стать военным с детства. В своем родном Ногинске еще в школе ходил в военно-патриотический клуб, занимался рукопашным боем. Срочную отслужил в ВДВ. Работал участковым милиционером. Потом перешел в областной СОБР. Был снайпером. Трижды ездил в Чечню. (Медаль “За отвагу” нашла его уже в “Вымпеле”.) В группу Пудовкина сосватал его тренер по рукопашке — учил Дениса с детства, доверял безмерно. Эта командировка была у Пудовкина третья.
Третья и последняя... Посмертно он был награжден орденом “За заслуги перед Отечеством” 4-й степени...

Александр Перов. Пух

Этого немолодого уже полковника в парадной десантной форме я приметил сразу. Он стоял вместе со всеми на кладбище, но такая печать отрешенности лежала на нем, что, казалось, его с нами нет, он находится где-то далеко. Я видел, как хотелось ему заплакать, как кусал он губы, пытаясь держаться. И только потом, уже на поминках, когда говорил он тост, голос старого полковника задрожал, и перехватило от боли горло. Не знаю, может ли быть для отца горя страшнее, чем увидеть смерть собственного сына? Пусть даже сын твой и стал Героем России...
В “Альфе” Сашу Перова звали Пухом. Пух — не из-за легкости веса, а производное от фамилии: Перов, перо, пух. (Какая уж там легкость — под два метра ростом, на всех чемпионатах неизменно брал первые места.) Спецназовцем Перов стал случайно (хотя может ли судьба быть случайной?). Вообще-то собирался он быть военным — как отец, как старший брат. По их примеру окончил Московское высшее командное училище — кузницу кремлевских кадров. Вся дальнейшая жизнь была уже расписана на много лет вперед, но с панталыку сбил ближайший друг — тоже бывший “верховник”. Друг попал в “Альфу”, и его восторженные рассказы о группе больно тронули перовское честолюбие. Они и раньше постоянно соперничали друг с другом — кто быстрее пробежит, кто лучше отстреляется. А тут получалось, что он, Перов, будет маршировать по плацу, а тем временем извечный его соперник поедет на войну. Этого допустить молодой лейтенант не мог. Так честолюбие привело его в спецназ. Но на этом ограничиться Перов не смог. Ему надо было стать обязательно лучшим.
Только пришел — сразу же выиграл чемпионат ФСБ по лыжам. Едва занялся спортивным ориентированием — опять оказался первым. И в служебном двоеборье — первым, и в стрельбе.
У него был своеобразный талант. Если чего-то очень хотелось, это что-то обязательно получалось, хотя за внешней легкостью неизменно скрывался тяжелейший, изнурительный труд, выматывающие тренировки. Но этого Перов не показывал. Как и для всякого истинного офицера, внешняя атрибутика стояла у него на первом месте. Даже в командировках умудрялся выглядеть так, будто идет на парад. Форма всегда наглажена, все блестит и сверкает. Грязи и расхлябанности не переносил органически. А еще он был очень хорошим командиром. Берег людей. Готов был вцепиться в глотку за каждого своего бойца. В группе знали: если Пух назначается старшим — значит, все будет нормально. Спецназ — это единый организм. Здесь не место героям-одиночкам. Сила спецназа — в его сплоченности, когда ты знаешь, что обязательно тебя прикроют, не бросят, поддержат. Если ты спишь под одним одеялом, ешь консервы из одной плошки — ты уже не можешь существовать сам по себе. Ты — часть одной большой семьи. Потому, может, о погибших здесь не принято говорить в прошедшем времени... В сентябре Перов собирался поступать в Академию ФСБ. Командировка в Беслан должна была у него быть одной из крайних (в спецназе, как и в авиации, нет слова “последний”)...
Из представления к званию Героя России: в ходе штурма майор Перов уничтожил одного террориста, ведшего огонь по заложникам. Лично прикрывал эвакуацию заложников. Упреждая разрыв гранаты, накрыл собой троих заложников. Получив смертельные ранения, продолжал руководить группой... ...Только сейчас его вдова — Жанна, сама дочь офицера, — вернулась домой. До этого ночевала она у Сашиных друзей. Остаться одной, наедине со своим горем, было выше ее сил. И только трехлетний сын их Слава — единственный, любимый, не материн, а именно отцов ребенок, — до сих пор верит, что папа его обязательно вернется. Он ведь и раньше уезжал надолго...

* * *


Далеко не обо всех погибших в Беслане сумели мы рассказать. Ни слова не сказано о майоре “Альфы” Вячеславе Малярове, получившем первую “Отвагу” в Афганистане, а вторую — за штурм Грозного, когда служил он еще в десанте.
О вымпеловце Романе Катасонове, вступившем в неравный бой с пулеметным расчетом бандитов.
О совсем еще молодом альфисте Олеге Лоськове, для которого Беслан стал первой и последней командировкой.
Будь моя воля, я дал бы Героев всем им. Всем, кто погиб в Беслане, в других операциях и боях. Всем, кто погибнет еще.
Тридцать пять бойцов не досчитался за эти годы Центр спецназначения ФСБ. Этот горький счет не закончен. Но все равно счет этот — я уверен в том абсолютно — всегда будет в пользу спецназа...

Цитата
Знаю только, что все вернется,
Будет день — и придет возмездье,
А в сентябрьском хрустальном небе
Стало больше одним созвездьем.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Интересные факты из военной истории


Датский король Hильс, который правил в 1104-1134 годах, имел самую маленькую армию, когда-либо существовавшую в мире. Она состояла из 7 человек - его личных помощников. С этой армией он правил Данией 30 лет, причем в это время в состав Дании входили еще и большие части Швеции и Hорвегии, а также некоторые части Северной Германии.

В Англии во времена Якова I для того, чтобы стать солдатом, достаточно было выпить кружку пива за счет короля и взять у вербовщика аванс - один шиллинг. Вербовщики ходили по пивным, угощали пивом, а на дне кружки лежал упомянутый шиллинг. Через некоторое время любой британец, которого угощали пивом, сначала долго осматривал кружку на свет.

В 1896 году между Британией и Занзибаром случилась война, длившаяся ровно 38 минут.

В 1249 году солдат из Болоньи бежал в Модену, захватив старый дубовый ушат, из которого поил свою лошадь. Власти Болоньи потребовали выдать им не дезертира, а ушат. Получив отказ, Болонья начала против Модены войну, продолжавшуюся 22 года и сопровождавшуюся значительными разрушениями. А ушат до сих пор остается в Модене и хранится в одной из башен города.

Во время Второй мировой войны немцы на территории Голландии в большой секретности строили макет аэродрома. Самолеты, ангары, автомобили, средства ПВО - все делалось из дерева. Hо в один из дней прилетел английский бомбардировщик и сбросил на лже-аэродром одну-единственную бомбу, после чего строительство аэродрома прекратилось. Бомба была деревянная.

Во время франко-прусской войны во французской армии уже были пулеметы.
Hо, несмотря на очевидные преимущества, ими никто не пользовался, поскольку из соображений секретности разработчики не написали инструкций для пулеметчиков!! Кстати, Hиколай II не любил автоматическое оружие. Он считал, что из-за пулеметов и автоматов армия может остаться без патронов.

В Швейцарии голубиную армейскую почту отменили только несколько лет назад, а в Британии лишь в 1947 году отменили должность человека, обязанного в момент вторжения Hаполеона в Англию выстрелить из пушки.

По данным Гамбургского института по вопросам безопасности, за последние полстолетия ВВС США в ходе боевых учений, а также в результате аварий потеряли 92 атомные бомбы, которые находятся на дне Атлантического и Тихого океанов.

Один из американских самолетов во Вьетнаме поразил своей ракетой себя же.

В штате Hебраска можно за 25 долларов купить диплом адмирала.
Абсолютно настоящий, дающий право на командование всеми военными кораблями. Правда, только на территории штата. Для справки: Hебраска находится в самом центре США, и до ближайшего моря со всех сторон по две тысячи километров.

Когда писатель Аркадий Аверченко во время Первой мировой войны принес в одну из редакций рассказ на военную тему, цензор вычеркнул из него фразу: "HЕБО синее было". Оказывается, по этим словам вражеские шпионы могли догадаться, что дело происходило на юге.

Hаш полковник Ермолов, будущий герой войны 1812 года, очень интересно получил звание генерала. Он так дерзко разговаривал со своими сослуживцами, которые были выше его чином, что они выпросили для него генеральский чин. Все-таки выслушивать такие гадости от генерала не так обидно.

Один сиамский король, отступая, приказал обстреливать врага из пушек не ядрами, а серебряными монетами. Чем дезорганизовал противника полностью и выиграл сражение.

Кстати, знаете, как греческий лазутчик Синон убедил троянцев внести коня в город? Hаврал им, что греки специально сделали коня таким большим, чтоб троянцы, не дай бог, не внесли его в город. Троянцы, как известно, даже разобрали стену, чтоб сделать врагу назло.

Во время войны 1812 года ни за что ни про что погибла масса русских офицеров. В темноте солдаты из простого народа ориентировались на французскую речь, а некоторые российские офицеры и языка-то другого (кроме французского) толком не знали, и говорили по-французски чисто и грамотно.

Одним из самых эффективных подразделений в русской армии 200 лет назад была верблюжья кавалерия, которую очень не любили наши противники. Во-первых, верблюды большие, а во-вторых, неприятно плюются. Жалко, что их пришлось упразднить.

Как известно, войну считают очень дорогим делом. Так вот, в ноябре 1923 года в Германии решили подсчитать сумму военных расходов в первую мировую войну. Оказалось, что война обошлась бывшей империи... в 15,4 пфеннига - поскольку вследствие инфляции рейхсмарка подешевела к этому времени ровно в триллион раз!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Бадабера: неизвестный подвиг


Нас не сломили рабские колодки,
И даже автоматы нас не взяли…
Враги трусливо всех прямой наводкой
Из пушек пакистанских расстреляли.
(«Голубые береты», «В горах под Пешаваром»)


В славной истории нашей страны есть множество городов и городков, поселков и крепостей, чьи имена являются синонимами беспримерного мужества и героизма русского воинства. Козельск, Рязань, Молоди, Баязет, Порт-Артур, Брест, Москва, Берлин, Улус-Керт – нет им числа. Среди них скромно смотрится немного непривычное для русского слуха имя Бадабера. Нет, не ищите этот населенный пункт на карте Российской Федерации или же Советского Союза – расположен он на далекой южной чужбине – в Пакистане. Но и там нашлось место подвигу русских солдат. Ровно двадцать лет назад здесь, в 24 километрах от Пешавара – второго по величине города Пакистана – произошел неравный бой между регулярными частями пакистанской армии и отрядами афганских душманов с одной стороны, и группой советских и афганских военнопленных – с другой.
Советских военнопленных начали привозить сюда, на базу, где проходили обучение под руководством опытных американских инструкторов афганские мятежники, в 1983-84 гг., незадолго до описываемых событий. До этого они содержались преимущественно в зинданах (ямах-тюрьмах), оборудованных каждым бандформированием самостоятельно.
Советских пленных использовали на самых тяжелых работах – в каменоломнях, при погрузке и разгрузке боеприпасов; за малейшую провинность (а зачастую – и без таковой) изможденных русских ребят жестко избивали (по некоторым свидетельствам, комендант тюрьмы Абдурахман избивал их плетью со свинцовым наконечником). Одновременно душманы склоняли пленных к принятию ислама. Всего в Бадабере, по разным данным, насчитывалось от 6 до 12 советских и около 40 афганских военнопленных.
Но всякому терпению когда-нибудь приходит предел. Так произошло и здесь. 26 апреля 1985 года, в пятницу, большинство душманов, находившихся на базе, ушли в мечеть на вечерний намаз. Охранять пленников остались лишь двое мятежников. Воспользовавшись этим, один из них, выходец с Украины по имени Виктор (предположительно, Духовченко Виктор Васильевич из Запорожья) связал их и поместил в одну из камер, где до этого сидели пленники. Охранять их поставили одного из афганских пленников, бывшего бойца «Царандоя», сами же тем временем, взломав замки в арсенале, вооружились, подтащили боеприпасы к спаренной зенитной установке и пулемету ДШК, установленным на крыше. В боевую готовность был приведен миномет и гранатометы РПГ. Русские воины и их афганские союзники заняли все ключевые точки крепости – несколько угловых башен, здание арсенала и т.д. Они знали, на что шли – некоторые из этих русских ребят в плену пребывали уже по три года, насмотрелись на мусульманские зверства и порядки, поэтому обратного пути у них не было.

Однако солдат-афганец, поставленный охранять бывших стражей, купился на обещание одного из них о вознаграждении и переметнулся к душманам. По тревоге немедленно был поднят весь личный состав базы – около 300 мятежников во главе с инструкторами из США, Пакистана и Египта. Они попытались штурмом вернуть контроль над крепостью, но были встречены шквальным огнем из всех видов оружия и, понеся чувствительные потери, вынуждены были отступить. К месту событий явился Бурханутдин Раббани – главарь бандформирования, в чьем ведении находилась база в Бадабере (впоследствии, в 1992 году, он стал «президентом» Афганистана, но через три года был свергнут талибами, среди которых весомую часть составляли бывшие функционеры НДПА, «Царандоя» и вооруженных сил ДРА). Он предложил восставшим сдаться, однако последние выдвинули свои, справедливые и законные, требования – встреча с послом СССР в Пакистане, встреча с представителями Красного Кресте, немедленное освобождение. Раббани все их жестко отклонил. Начался второй штурм, который также был отбит восставшими русскими воинами. Место боестолкновения к тому времени было жестко блокировано тройным кольцом окружения, составленным из душманов и военнослужащих пакистанской армии, бронетехники и артиллерии 11 армейского корпуса ВС Пакистана. В воздухе барражировали боевые вертолеты ВВС Пакистана.

Жесточайшее боестолкновение продолжалось всю ночь. Штурм следовал за штурмом, силы восставших таяли, однако и враг нес чувствительные потери. Отчаявшись подавить восстание малыми силами, командование вооруженных сил Пакистана приняло решение: расстрелять восставших из реактивных установок залпового огня и ствольной тяжелой артиллерии, установленной на прямую наводку.

Утром 27 апреля начался артобстрел Бадаберы силами пакистанской артиллерии. Один из снарядов угодил прямо в здание арсенала, где сгруппировались оставшиеся в живых русские воины. От его взрыва сдетонировали боеприпасы, хранившиеся там. Мощнейший взрыв сровнял с землей базу Бадабера. Рухнувшее здание арсенала погребло под своими руинами тела русских героев, а троих израненных, контуженых и обессиленных воинов, выживших после такой развязки, озверевшие мятежники стащили в один угол крепости и взорвали гранатами. Погибли все…

Дорогую цену заплатили душманы за гибель русских героев. В результате боестолкновения было уничтожено 120 душманов, от 40 до 90 военнослужащих регулярной армии Пакистана и все 6 американских военных инструкторов. База Бадабера была полностью уничтожена, в результате взрыва арсенала мятежники потеряли 3 установки РСЗО «Град», 2 миллиона патронов, около 40 единиц орудий, минометов и пулеметов, десятки тысяч ракет и снарядов. Погибла и канцелярия тюрьмы, а с ней, к сожалению, и списки узников.

Это «чрезвычайное происшествие» произвело настоящий переполох среди главарей афганских банд, никак не ожидавших подобного развития событий. Своеобразным «признанием» мужества русских парней со стороны их противников является приказ, изданный другим афганским бандглаварем Гульбетдином Хекматиаром 29 апреля, который гласил: «Шурави (то есть «советских») в плен не брать».

Пакистан, замерев в ужасе в ожидании удара возмездия со стороны СССР, делал все, чтобы информация о битве в Бадабере не получила никакой огласки. Был изъят и уничтожен тираж единственной пакистанской газеты, напечатавшей репортаж с места событий, район Бадабера был закрыт для посещения журналистами и дипломатами, главарям банформирований было приказано отвечать, что в районе Бадаберы произошла стычка между двумя конкурирующими бандами. Официальные же власти Пакистана никак не прокомментировали происшедшие события, ссылаясь на неосведомленность.

Но и наша страна, точнее, ее правители, увы, тоже делали все возможное для того, чтобы о происшедшем под Пешаваром не узнали широкие слои советского общества. О событиях под Пешаваром было сказано лишь в информационном сообщении ТАСС в позднем выпуске новостей.

Почему же руководство нашей страны не сделало ничего, чтобы если и не освободить узников, то хотя бы рассказать всем об их подвиге? Дело в том, что официально война в Афганистане классифицировалась как «оказание интернациональной помощи дружественному афганскому народу в борьбе с контрреволюцией». Репортажи из Афганистана рассказывали не о подвигах советских воинов, а о том, как они помогают афганцам рыть арыки, сажать деревья и строить дороги. На упоминание об участии их в боевых действиях было наложено табу. Соответственно, раз войны не было, то не могло быть и военнопленных, а советские воины, захваченные афганскими душманами объявлялись или без вести пропавшими, или же даже самовольно оставившими расположение своих частей. В общем, высшее политическое руководство фактически бросило их и предпочло не портить отношения с Пакистаном и стоящими за его спиной США.

Однако в последние годы появились версии (впрочем, документально не подтвержденные) о том, что советскими спецслужбами готовилась операция по вызволению узников Бадаберы. Некоторые люди, занимавшиеся этим вопросом, заявляют, что в недрах КГБ готовилась специальная группа, в задачу которой входило освобождение пленных и отход с ними на территорию Афганистана. Однако восстание произошло ранее, чем была подготовлена операция.

По другой версии, восстание было специально подготовлено нашими спецслужбами Как рассказывал бывший сотрудник военной разведки Алексей Чикишев, ему удалось узнать от информатроа, входившего в охрану Бадаберы интересную подробность. Незадолго до начала восстания в лагере появился неизвестный человек, который и предложил пленным план восстания. Согласно этому плану, пленные должны были захватить радиостанцию и выйти в эфир с обращением к правительствам СССР, Пакистан, к ООН и Красному Кресту. Однако радиостанцию сразу захватить не удалось и ситуация стала развиваться по-другому. Однако есть сведения о том, что восставшим все-таки удалось выйти в эфир. В 40-ой армии уже готовили десант для их освобождения. Но потом посчитали, что это провокация.

После этого про события в Бадабере было приказано забыть и не вспоминать больше. Но неравнодушные люди есть везде. Собиранием по крупицам правды о событиях в Бадабере начали заниматься в Комитете по делам воинов-интернационалистов, в других организациях, объединяющих воинов, выполнявших боевые задачи в Афганистане. Большой вклад в расследование внесли российские журналисты, которые, сильно рискуя, выезжали в Пакистан, на место событий, встречались с оставшимися в живых их непосредственными участниками. Естественно, что они стараются всячески принизить значение событий, свести их к обычной перестрелке. Себя при этом они выставляют «белыми и пушистыми», чуть ли не закадычными друзьями наших пленных ребят. Но те, кто служил в Афганистане, знают, что стоят слова душманов.

Тем не менее результатом проведенной громадной работы стало установление имен семи героев. Вот они, имена русских героев, павших в Бадабере:
1. Рядовой Васьков Игорь Николаевич, 1963 г. р., из Костромской области.
2. Ефрейтор Дудкин Николай Иосифович, 1961 г. р., с Алтая.
3. Рядовой Левчишин Сергей Николаевич, 1964 г. р., из Самарской области.
4. Младший сержант Саминь Николай Григорьевич, 1964 г. р., из Акмолинской области Казахстана.
5. Рядовой Зверкович Александр Николаевич, 1964 г. р., из Витебской области Беларуси.
6. Рядовой Коршенко Сергей Васильевич, 1964 г. р., из города Белая Церковь, Украина.
7. Духовченко Виктор Васильевич, 1954 г.р., из города Запорожье, Украина.
Рядовой Сергей Коршенко 8 февраля 2003 года Указом Президента Украины был награжден орденом "За мужество" 3-й степени, а младший сержант Н.Г.Саминь Указом Президента Казахстана - орденом "Айбын" ("Доблесть") 3-й степени. Уроженцы же России пока не отмечены никакими наградами.

События в Бадабере стали первым прецедентом в череде случаев, когда официальная власть нашей страны просто «забывала» о своих людях, попавших в плен в разных точках Земного шара. Так получилось в Чечне в ноябре 1994 года, когда от попавших в плен к дудаевцам танкистов отказались на официальном уровне. Так чуть не произошло с нашими офицерами, попавшими в катарские застенки по обвинению в устранении террориста Яндарбиева (только мощный голос общественности и честных и бескомпромиссных журналистов подвинул власти к поиску решения проблемы и освобождению захваченных офицеров). А уж сколько было случаев ареста русских экипажей кораблей по всему миру – и говорить не приходится. От их спасения власть просто устранилась, заявляя, что аресты экипажей – это всего лишь спор хозяйствующих субъектов и частное дело компаний, нанявших их.
Но, как бы то ни было, подвиг был. Подвиг, совершенный 20 лет назад и достойный того, чтобы быть вписанным золотыми буквами на страницы российской истории.
Вечная память павшим русским солдатам!

Сергей Пахмутов

источник: http://www.rustrana.ru/article.php?nid=8803

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Рядовой батальона миротворцев три часа в одиночку сдерживал наступление грузинской пехоты

Ольга САМИГУЛОВА, Мария ДОНГУЗОВА, («КП» - Ижевск»). Фото Александра Ковылкова и Дениса Драпова. — 11.10.2008

Многим героям недавней кавказской войны уже розданы заслуженные ордена и медали. Но теперь выясняется, что в ходе боев и другие воины совершали поступки, которые с полным правом можно назвать подвигом. Вот - один из них...

Пост № 3

7 августа среди ночи грузинские «Грады» ударили по Цхинвалу и прилепившемуся к нему военному городку батальона российских миротворцев.

Часовой поста № 3 (пост располагался в углу военного городка, на том направлении, откуда грузины пошли в атаку) рядовой Сергей Кононов через три ступеньки слетел вниз по лестнице с наблюдательной вышки и занял позицию в бетонном «стакане». Диаметр «стакана» - около метра. С бойницами для наблюдения и стрельбы. Снаряды ложились часто и плотно. Горела и казарма - уверенным, щедрым пламенем. Со стороны города валил едкий дым. В редких паузах между взрывами слышны были яростные крики женщин, жуткий плач детей да немилосердные стоны раненых, звавших на помощь. А еще - густо нафаршированные свирепым матом голоса командиров, пытавшихся управлять своим немногочисленным войском (всего чуть больше полутора сотен человек, остальные были на постах, разбросанных вокруг Цхинвала.)

Когда стало светать, Кононов заметил, как на гребне холма появились танки и крадущиеся между ними темные фигуры грузинской пехоты. Изредка танки выплевывали пламя и окутывались дымом. Звуки выстрелов долетали позже. И тут же, где-то позади Кононова, в расположении батальона рвались снаряды, взлетали в небо куски железа, кирпича и дерева. Из разбитой казармы ребята несли раненых куда-то в глубь городка. Два бойца тащили за руки кого-то из своих - его нельзя было узнать: лицо и белая майка залиты кровью, босые безжизненные ноги волочились по земле, засыпанной оранжевым крошевом битого кирпича. Сергей взял автомат наизготовку. Чтобы зря не тратить патроны, стал выжидать, когда грузины подойдут поближе. Прицелился в крупного пехотинца, который семенил между танками. Автомат вздрогнул от короткой очереди. Пехотинец вскинул руки и рухнул на землю. Кто-то из солдат батальона запрыгнул в старый окоп и тоже стал палить по наступающим. Цепь атакующей пехоты стала редеть. Неподалеку, на улице Цхинвала, запылал танк, явн
о подбитый из гранатомета осетинскими ополченцами. Минометчики из миротворческого батальона попытались развернуть свою батарею для ведения огня, но несколько грузинских снарядов снова упали неподалеку - бойцов оглушило и посекло осколками. Минометы так ни разу и не выстрелили - уже некому было их зарядить...


Это все, что осталось от боевой амуниции миротворца...

Тем временем накатывалась новая волна грузинских танков и пехоты. А из бетонного «стакана» яростно и прицельно строчил часовой Сергей Кононов, защищая свой пост номер 3, защищая свой батальон, своих товарищей, да и всю маленькую Южную Осетию, оглушенную внезапной войной.

Когда закончились патроны...

Примерно через час у Сергея стали кончаться патроны. Но ему в тот момент повезло: грузины почему-то остановились, а затем отступили назад, за гребень холма. Кононов решил сбегать в казарму - за боеприпасами и другим автоматом с нормальным стволом. А его АКСУ (тот же «калашников», но с укороченным стволом с раструбом на конце) от перегрева уже задыхался и кое-как «расплевывал» пули. А в казарму опять влупил грузинский снаряд. Следом где-то рядом с укрытием Кононова лопнула минометная мина. Осколки брызнули по бетонной стене, за которой укрывался часовой. Начался новый артналет. Значит, скоро опять попрут грузины. А он - без патронов, с дохлым АКСУ. Кононову не хотелось оказаться в роли беззащитной живой мишени. Он вылез из «стакана» и побежал к пылающей казарме. Бухали взрывы, свирепо свистели осколки. В казарме - дым, гарь, крики офицеров и сержантов, перевязывающих раненых. Все - в крови. Мат, стоны, грохот разрывов.

- Убитых много? - спросил на ходу Кононов у кого-то из бойцов. Тот не ответил. Смотрел шальными глазами. Из уха текла черная струя крови. В распахнутой «ружейке» взял чей-то автомат с обычным стволом, магазины с патронами запихнул в карманы, еще штуки четыре прижал к груди и рванул назад, на свой пост номер 3.

- Ты куда? - крикнул ему вдогонку старший сержант Виталий Васильев, который вместе с рядовым Юрием Барашковым спасал раненых.

- Назад, на пост! - бросил Сергей.

Бетонная крепость

Кононов влетел в свое укрытие, в свою крохотную крепость. Вскоре началась новая атака грузин. Он бился еще два часа. За это время батальон успел перетащить раненых в подвал котельной, где было относительно безопасно и куда не падали снаряды, потому что кочегар - местный житель из Цхинвала - корректировал огонь грузинских артиллеристов по мобильному телефону (это выяснилось позже - наводчика вычислила санинструктор, младший сержант Майя Бестаева). Этот кочегар помогал им стрелять и по посту номер 3, который был для наступавших костью в горле. По часовому стали «персонально» лупить пушки и минометы.

Сергей оставался на своем посту до того момента, пока грузинский снаряд не разбил его бетонный «стакан», разорвав усталое тело солдата.

Со стороны поста рядового Кононова грузины не смогли подобраться к казарме три часа...
Солдат погиб в этом бетонном «стакане». Сослуживцы помнят. Потому тут водка, хлеб и сигареты...



СЛОВО ОДНОПОЛЧАНИНА

Константин ТИМЕРМАН, подполковник, Герой России: «На таких бойцах держится армия»

Сергей ТЮТЮННИК, полковник- "Я имел честь служить и воевать вместе с рядовым Кононовым. Такие, как он, - стальной солдатский хребет нашей армии. Его не переломить. На своем маленьком посту этот миротворец совершил большой подвиг - он дрался до конца и не оставил позицию, пока мог держать в руках оружие. Так мог биться только Русский Солдат."

ТАКИМ ОН БЫЛ

Сергей мечтал построить дом
В удмуртском селе Варзи-Ятчи Сережу Кононова знали все. Широкоплечий, статный, сильный парень всегда выделялся среди сверстников. Провожали в армию его осенью 2005 года всем селом. Плакали, отпускать не хотели.
Сергей вырос в обычной семье. Жили небогато - у отца с матерью пятеро детей.
Уходя в армию, Сережа мечтал вернуться и построить дом. Перед самым его призывом их дом сгорел дотла. Пожилые родители, братья и сестры остались без крыши над головой. Переехали в покосившуюся хибару с единственной комнатой на всех.

В этом доме от долгой болезни умерла мама.

- Ничего, папа, мы прорвемся! - уверенно сказал тогда Серега сдавшему от горя отцу. - Я пойду служить по контракту, денег заработаю. Мы себе такой дом отстроим - все позавидуют! Ты только дождись меня (отец Виталий Иванович часто болеет и уже очень слаб). Обязательно дождись.

- Сынок, мой сынок, - гладит Виталий Иванович фотографию Сергея, и горькие слезы скользят по его бледным щекам. - Ну, сказал, дождись меня. Я дождался вот, только в гробу...

За 3 дня до смерти Сережа говорил по мобильнику с братом Женей - тоже десантником (он служит в Ульяновске).

Рассказывал брату о планах на будущее. Говорил, что уже денег поднакопил на дом - 250 тысяч. Вот приедет, построит и женится. Будут у него красивая жена, крепкая семья, здоровые детишки.

Сбыться этим мечтам было не суждено.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
А ведь сегодня не совсем обычный день. Именно 15 февраля наши войска покинули Афганистан.

День памяти воинов-интернационалистов

Наша страна потеряла в этом военном конфликте более четырнадцати тысяч солдат и офицеров. Тысячи военнослужащих Советского Союза и России погибли в вооруженных конфликтах в других странах.
Война сломала жизнь многим молодым ребятам. Несмотря ни на что, они честно исполняли свой гражданский долг, оставались верными присяге до конца. «Горячие точки» показали, что наши парни достойны героизма отцов и дедов, победивших фашизм в годы Великой Отечественной войны.
Мы разделяем всю боль утраты с теми, кто потерял на этой войне своих близких, мужей, детей, погибших.
Мы отдаем дань уважения всем участникам тех событий.

Помним и за них стоя... thank_you2.gif i07019.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Или деньги лишние в армии завелись или еще что, не знаю, но вдруг решили переодеть армию, причем заказ на новую форму разместили у гламурного Юдашкина... i07052.gif

http://ob172m.livejournal.com/37277.html

PS. А вот как сейчас в армии кормят, вспомните свое время и сравните... cook.gif i07002.gif

0009b2t1.jpeg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата(Владимир @ 21.2.2009, 6:20)
Или деньги лишние в армии завелись или еще что, не знаю, но вдруг решили переодеть армию, причем заказ на новую форму разместили у гламурного Юдашкина... i07052.gif

http://ob172m.livejournal.com/37277.html

PS. А вот как сейчас в армии кормят, вспомните свое время и сравните... cook.gif i07002.gif

[attachment=5504:0009b2t1.jpeg]
С алкашкой,при царе батюшке,я смотрю всё было хорошо,а вот с продуктами не очень. mda1.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Д.Медведев поздравил военных с наступающим праздником

Президент России Дмитрий Медведев поздравил российских военных с наступающим Днем защитника Отечества и поблагодарил их за службу.
Выступая в Театре российской армии на торжественном вечере в честь 23-го февраля, глава государства отметил, что праздник "стал поистине всенародным". По словам Д.Медведева, этот день "стал данью глубокого уважения ко всем, кто служит Отечеству, охраняет суверенитет и национальные интересы России, кто продолжает ее исторические победные традиции", передает телеканал "Вести".
"Как и во все времена, так и сейчас военная служба требует глубоких знаний, блестящей подготовки, большой силы духа, мужества и отваги", - сказал президент.
У России нет и никогда не было агрессивных замыслов и целей, подчеркнул глава государства, но безопасность страны и ее граждан "должна быть надежно, гарантированно обеспечена". "И поэтому укреплению нашей обороноспособности, боеготовности армии и флота мы уделяли и будем уделять самое пристальное внимание", - заявил Д.Медведев.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Такое ощущение, что наши разработчики боевой техники и вооружения
немножко издеваются над своими зарубежными коллегами. haha.gif В смысле названий
создаваемой ими техники. Вот у Германии есть танк "Леопард". У Израиля -
"Меркава" (Боевая колесница). У Америки танк "Абрамс", у Франции
"Леклерк", оба в честь знаменитых генералов. А у нас - Т-72Б "Рогатка".
В честь рогатки. Не понятно почему, зато понятно, что КВН мог родиться
только у нас.

Или, например, берут американцы и называют свою самоходную гаубицу
"Паладин". А англичане свою называют "Арчер" (Лучник). Все путем. Тут
подходят наши и говорят: смотрите сюда. Вот самоходные гаубицы 2С1
"Гвоздика", 2С3 "Акация", самоходный миномет 2С4 "Тюльпан" и
дальнобойные самоходные пушки 2С5 "Гиацинт" и 2С7 "Пион", способные
стрелять ядерными снарядами. Нюхайте, пожалуйста, букет.

Вот американцы берут и называют свою противотанковую управляемую ракету
"Дракон". А другую называют "Шиллейла" (Дубинка). Все логично. Тут
подходят наши и говорят: а вот гляньте-ка. Вот противотанковые ракеты
9М14М "Малютка", 9М123 "Хризантема" и противотанковая ракета "Метис" с
ночным прицелом "Мулат". А чтоб вам совсем стало непонятно и страшно,
была у нас еще ракета под названием "Кромка".

А чтоб вы еще больше задумались, тяжелую боевую машину поддержки танков
мы назвали "Рамка".

А чтоб у вас башка закружилась, новейший ракетный комплекс береговой
обороны мы назвали "Бал".

А чтоб у вас идиотская улыбка на репе образовалась, наш самый мощный в
мире 30-ствольный самоходный огнемет называется ТОС-1 "Буратино".

А чтоб вас прям сегодня же в дурдом увезли - наш подствольный гранатомет
ГП-30 имеет название "Обувка".

От последнего даже я, человек привычный, охреневаю...

Прим. А ежели что, то есть еще 82-мм автоматический миномет 2Б9
"Василек", ротный миномет 2Б14 "Поднос", миномет 2С12 "Сани",
межконтинентальная баллистическая ракета "Курьер" с ядерным зарядом,
межконтинентальная баллистическая ракета РТ-23 УТТХ "Молодец" с десятью
ядерными зарядами, атомная подлодка проекта 705 "Лира", система
управления артиллерийским огнем "Капустник", контейнерная система
управления ракетами "Фантасмагория", самоходное орудие "Конденсатор" и
граната для подствольного гранатомета 7П24 "Подкидыш"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
С Праздником!
Васильевич не в обиде? я к вашей фотографии текст приделал.

ДЗЕРЖИНСКИЙ__2.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
А ведь в годы ВОВ и такое было... mda1.gif

Затопление севера Подмосковья в 1941 году


м1.jpg

м2.jpg

м3.jpg



Осенью 1941 года, чтобы остановить наступление немецких войск на северных подступах к Москве, было принято решение о затопление долин рек Сестра и Яхрома. Операция осуществлялась в несколько этапов. Для затруднения передвижения немецких войск по льду Иваньковского водохранилища была проведена операция по сбросу воды из водохранилища. Затем были перекрыты трубы, по которым река Сестра текла под Каналом Москвы и открыт водосброс воды из канала в русло реки. Это происходило в районе поселка Большая Волга (Дубна). В районе Яхромы был произведен другая операция. В результате перекачки воды из вышерасположенных водохранилищ и открытия водосброса в реку Яхрому, долина последней также была затоплена. И на обширной территории Московской области, от Дмитрова до Конаково образовалось "рукотворное море". Синим цветом на карте обозначена зона затопления.
В октябре 1941 г. управление Москва-Волга предложило использовать гидротехнические сооружения канала для обороны ближних подступов к столице. Командование войсками Западного фронта утвердило представленный план мероприятий и предложило немедленно начать его осуществление.
В основу схемы, которая ставила целью увеличить непроходимость местности в районе канала, были положены два мероприятия. Первое заключалось в затоплении поймы реки Сестры от места её пересечения с каналом до устья р. Яхромы. Затопление поймы р. Сестры осуществлялось путём перекрытия шандорами отверстий трубы, по которой р. Сестра пропускается под каналом. Шандоры изготовлялись тут же на месте. После перекрытия отверстий Сестринской трубы дамбы канала образовывали плотину, преграждающую течение реки. Однако зимние расходы р. Сестры (2-3 м3/сек) недостаточны для быстрого затопления поймы, вмещающей около 100 млн. куб. метров, поэтому её заполнение было решено осуществить волжской водой из Иваньковского водохранилища через имеющийся в Сестринской трубе донный сброс, максимальный расход через который можно было довести до 235 м3/сек. Принятая схема обеспечивала быстрое заполнение поймы р. Сестры до любого заданного горизонта.
Второе мероприятие заключалось в затоплении р. Яхромы от города Яхрома до устья. Затопление Яхромской долины осуществлялось через трёхпролётный водосброс, посредством которого вода из участка канала между шлюзами №3 и №4 могла сбрасываться в р. Яхрому. Вода подавалась насосными станциями из р. Волги.
В двадцатых числах ноября 1941 г. противник, наступая от Калинина, начал форсирование Иваньковского водохранилища. Командование Западного фронта поставило вопрос о возможности нарушить прочность ледяного покрова водохранилища. Для этой цели был произведён быстрый сброс воды через Иваньковскую плотину. Сброс начался утром и закончился в 24 часа 20-го ноября, причём максимальный расход был доведён до 2000 м3/сек. Поставленная командованием цель была достигнута.
Наступление противника широким фронтом на направлении Клин-Рогачёво-Дмитров началось 23 ноября. К этому времени был получен приказ командования приступить к затоплению поймы реки Сестры и подготовиться к затоплению долины реки Яхромы. Тогда же были полностью перекрыты шандорами все пролёты Сестринской трубы, открыты затворы донного сброса при трубе и началось интенсивное заполнение поймы р. Сестры. Уровень воды в р. Сестре начал быстро повышаться и через 3 дня поднялись над первоначальным горизонтом на 6 м. Ширина затопленной поймы составила свыше 2 км, сужаясь вверх по течению к устью р. Яхромы до 1 км. К этому времени, наступающие войска противника, продвигаясь по направлению к Дмитрову, заняли Рогачёво.
26 ноября был получен приказ командования приступить к затоплению поймы р. Яхромы. Утром 26 ноября были включены в работу насосные станции. Из 4-хнасосных агрегатов на каждой станции к этому времени по два агрегата были эвакуированы в тыловые районы страны. Два действующих агрегата были включены на максимальную мощность и подавали расход 60 м3/сек. Одновременно были открыты щиты Яхромского водосброса и волжская вода стала наполнять русло р. Яхромы. Уровень воды в р. Яхроме поднялся на 1,7 м, повышение уровня и большие скорости водяного потока сломали ледяной покров. Однако вследствие довольно высоких берегов в верхнем течении реки искусственный паводок проходил ещё в русле реки. Создание непроходимой водной преграды требовало увеличения расхода воды в реке. Вечером 26 ноября насосные станции при шлюзах № 4,5 и 6 были включены в генераторном режиме и вода из водораздельного бьефа через насосы, работающие как турбины, стала поступать добавочно к волжской воде в Яхромскую долину. Две нитки насосов, работающих в генераторном режиме, увеличили расход воды на 40 м3/сек и суммарный сбрасываемый в р. Яхрому расход достиг 100 м3/сек. Уровень воды в р. Яхроме поднялся на 3,0-3,5 м, превысив уровень весенних паводков. К этому времени волна попуска достигла устья р. Яхрома, находящегося уже в зоне затопления поймы р. Сестры.
Посредством этих двух мероприятий было достигнуто сплошное затопление поймы рек Сестры и Яхромы от г. Яхрома до Иваньковского водохранилища.
Вечером 27 ноября передовые части противника приблизились к каналу в районе Дмитрова на 3-4 км. Командование фронта поставило задачу увеличить попуск воды в р. Яхрому до максимально возможного значения. С этой целью были открыты щиты водосброса, поддерживающего напор Яхромского водохранилища. Расход воды увеличился ещё на 50 м3/сек и в сумме достиг 150 м3/сек., подъём уровня достиг 4,0 м. Танковые части противника пытались в ночь с 27 на 28 ноября форсировать р. Яхрому на Дмитровском направлении. Встретив на своём пути водную преграду, они не смогли преодолеть её и в поисках переправы повернули на юг к городу Яхроме. Только несколько лёгких танков перешли по деревянному мосту, но и они были расстреляны нашей артиллерией. Основные части противника не смогли форсировать неожиданную водную преграду.
- Я находился на пятом шлюзе, в Икше, когда меня вызвали в управление, которое к тому времени переехало из Дмитрова в Тушино, -- рассказывает Андрей Александрович. -- День клонился к вечеру, местные поезда уже не ходили. Встретил своего товарища с четвертого шлюза -- Мишу Светлова, и мы решили идти вместе пешком. Путь не близкий -- более сорока километров. Шли всю ночь и часть следующего дня. Захожу в кабинет к Агафонову, и он мне сразу: "А-а, вот ты-то нам и нужен!" Смотрю, у него сидит незнакомый полковник. Он оказался начальником управления инженерных войск Калининского фронта. Фамилия -- Савелов. Полковник сообщил, что развернулось наступление немцев со стороны Калинина на Рогачево по наиболее короткому пути -- через замерзшее Иваньковское водохранилище. Нужно было срочно выехать на Большую Волгу (ныне город Дубна) и принять все меры по нарушению ледовых дорог. Савелов спешил и уехал раньше, а мне потом дали полуторку и военного паренька -- водителя. Выехали мы в ночь. Наш маршрут -- по Ярославке на Загорск, потом через Костино в Дмитров и далее на Большую Волгу. Дорога была сложной, Дмитров уже обстреливала вражеская артиллерия.
-- Ну и как, удалось выполнить задание?
-- Все получилось так, как и намечали! Открыли щиты на плотине и начали интенсивный сброс воды. Непосредственно этой работой руководил начальник Иваньковской ГЭС Георгий Федорович Федоров. Кстати, тоже выпускник МГУ. Он же следил за режимом подъема щитов, чтобы не подточило нижележащие населенные пункты. На другой день уровень воды в водохранилище упал метра на полтора. Лед осел и поломался. Движение фашистов было приостановлено. Им пришлось искать обходные, более длинные пути.
26--27 ноября 1941 года передовые отряды немецких войск подошли к Яхроме и Красной поляне. Трасса канала от Иваньковского водохранилища до станции Турист (южнее Яхромы), по существу, стала прифронтовой зоной.
Население из Яхромы уже было эвакуировано, и на другой день немцы вошли в опустевший город. До канала оставалось совсем чуть-чуть. Враг понимал его значение и стремился любой ценой перерезать эту жизненно важную для Москвы транспортную и водно-энергетическую артерию.
Чтобы немцы не смогли использовать канал и прилегающие к нему дороги в своих целях, пришлось взорвать башни управления на третьем и четвертом шлюзах, железнодорожный мост между станциями Яхрома и Турист, а также автодорожный Рогачевский мост в Дмитрове. Днем позже подорвали и Яхромской автодорожный мост. Фермы всех мостов упали в русло канала, перегородив его в трех местах.
Командующий Западным фронтом Жуков дал указание о выполнении основной, разработанной работниками канала и Инженерным управлением фронта операции. Речь шла о затоплении перед наступающим на северном направлении противником большой территории.
Для этого нужно было затопить долины рек Сестры и Яхромы.
Река Сестра пересекает канал всего в трех километрах от Волги. Но воду этой великой русской реки никак нельзя было повернуть в Сестру, если бы не водосброс, построенный на канале. Он расположен на его восточном берегу и конструктивно связан с трубой, по которой течет Сестра. Предназначался водосброс для осушения головного участка канала в случае ремонта береговых дамб. Благодаря водосбросу вода из канала может быть сброшена в Сестру. Потом эта вода выльется в реку Дубну и далее уйдет... снова в Волгу, но уже ниже плотины. Такая схема не годилась для решения поставленной задачи. Надо, чтобы сброшенная вода не уходила снова в Волгу! Иными словами -- требовалось перегородить Сестру, и сделать это было проще всего на выходе ее из трубы.
Для этой цели воспользовались ремонтными затворами самой трубы. Но впереди было еще много "но".
Выдержат ли заложенные в бетон металлические конструкции, образующие пазы, куда вставляются затворы? Ведь они должны будут принять нагрузку с другой стороны, противоположной той, что предусмотрена проектом.
Как переправить на восточный берег второй затвор, находившийся на западном берегу? А это десятки тонн крупногабаритных секций. И ничего для этого нет: ни транспорта, ни крана, ни моста через канал.
На трубе три окна-тоннеля, а затворов всего два. Где взять третий? Как все это выполнить? Кто даст необходимые материалы, мастеровых людей и подсобную рабочую силу?
И все же в неимоверно тяжелых условиях прифронтовой полосы справились с этой задачей! На помощь пришли жители поселка Большая Волга: пожилые мужчины, женщины и даже подростки. Руководил всем главный инженер Большеволжского района гидросооружений Василий Степанович Некрасов, а решением технических вопросов и координацией работы занимался представитель управления канала Ярустовский.
К первому декабря перекрытие Сестры было закончено -- река оказалась в ловушке. Тогда и были подняты затворы на водосбросе... Огромные массы волжской воды устремились по каналу к водосбросу, и река потекла вспять!
Несколько дней потом над трубой кружили немецкие самолеты-разведчики. Они искали "затор".
Затопление долины Яхромы -- правого притока Сестры -- началось на два-три дня раньше. Этой операцией на месте руководили Борис Маркович Фрадкин и Владимир Сергеевич Жданов. Они возглавляли службу энергетики канала.
Под обстрелом врага были открыты два водосброса: один между третьим и четвертым шлюзами, другой на Яхромском водохранилище. Но воды не хватало, и тогда было решено использовать запасы водораздельного участка.
Вода стала поступать из Икшинского водохранилища в расположенный ниже бьеф, пройдя через три ступени насосных станций. Это тоже было делом новым. Ведь обычно насосы служат для "подъема" воды, а здесь все происходило наоборот.
Проблемой "обратимости" насосных агрегатов стали заниматься еще до войны. Проведенные испытания увенчались успехом. Тогда никто не предполагал, что эти опыты вскоре пригодятся, да еще в военных целях (затопление территории).
...В результате интенсивного сброса воды из канала на реках Сестре и Яхроме был взломан ледовый покров, начался ледоход, а уровень в реках поднялся до четырех метров. Вода смывала переправы и заливала все пролегающие на этой территории дороги.
От Яхромы до Иваньковского водохранилища был создан водный заслон шириной до двух и протяженностью свыше шестидесяти километров.
Гитлеровская армия не смогла преодолеть этот неожиданно возникший барьер, и ее наступление на северных подступах к Москве было приостановлено.
Кстати, Гитлер тоже намеревался использовать канал. В случае взятия Москвы он грозился затопить ее водой из водохранилищ.
Опираясь на созданный укрепленный водный рубеж вдоль трассы канала, в ночь с 5 на 6 декабря 1941 года войска 1-й ударной армии под командованием генерал-лейтенанта (впоследствии генерал-полковника и Героя Советского Союза) Кузнецова перешли с Перемиловских высот, что на восточном берегу у Дмитрова, в решительное наступление.
Перешли в контрнаступление остальные оборонявшиеся армии Западного, Калининского и правого крыла Юго-Западного фронтов. Началось грандиозное сражение -- битва за Москву.
Ссылка

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
очень интересные факты...я нередко изучаю историю 2-й Мировой, особенно касаемо авиации (мы, немцы, союзники)....спасибо

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата(glenn @ 12.3.2010, 22:15)
очень интересные факты...я нередко изучаю историю 2-й Мировой, особенно касаемо авиации (мы, немцы, союзники)....спасибо

Сам люблю военную историю и тем более авиацию,батя летал в годы войны на дальниках связистом, а тут просто удивился этому факту, как водой немцев сдерживали...Нигде не писалось про это почему то, хотя о многом не писалось еще...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Третью СТОЯ! Вечная им ПАМЯТЬ! thank_you2.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Еще одна неизвестная героическая страничка нашей Победы... mda1.gif

Сто восемь минут подвига. 60 лет назад советские моряки отстояли Диксон

"Ворота Арктики" - так называют порт Диксон моряки. Еще до войны, когда главным видом топлива был каменный уголь, Диксон служил надежным прибежищем для судов, связующим звеном в системе Северного морского пути - незаменимой транспортной магистрали будущего. Сюда непременно заходили ледоколы и транспорты пополнить запасы топлива и пресной воды, надежно укрываясь от шторма и дрейфующего льда. Во время войны Диксон приобрел стратегическое значение: через него проходили конвои судов с важными грузами. Мало кто мог представить, что война придет и сюда: уж слишком далеко от линии фронта находился этот небольшой поселок...

Погода в Заполярье капризна и непредсказуема. Ясное небо, бледная летняя ночь, иногда с моря наползает мгла в виде почти неосязаемых взвешенных частиц влаги, оседающих на лице и одежде, закрывающих горизонт светлой пеленой. Такой была погода перед роковым 27 августа 1942 года.

Накануне в штаб диксонского гарнизона пришло сообщение о том, что недалеко появился крупный немецкий линкор "Адмирал Шеер", который направляется к Диксону с большой группой немецких десантников. Цель экспедиции - высадка десанта, захват и уничтожение порта. За несколько дней до этого линкор потопил ледокольный пароход "А.Сибиряков". Диксону предстояло принять неравный бой. Неравный потому, что одному из самых мощных боевых кораблей немецкого флота противостояли более чем скромные силы: пароходы "Кара", "Революционер", сторожевой корабль СКР-19 и бывший ледокольный пароход "Дежнев". СКР-19 только что принял в свои трюмы морские пушки и гаубицы для перевозки их на Новую Землю. Не успели погрузить две стопятидесятидвухмиллиметровые гаубицы, и они так и остались на пирсе. Кто бы мог подумать, что именно этим орудиям предстоит сыграть решающую роль в обороне Диксона...

Ночью, в один час ноль пять минут, 27 августа 1942 года сигнальщики доложили: "В районе бухты Хеймен показался крупный корабль!" Со стороны пролива Вега сквозь редкую водяную мглу все четче вырисовывался силуэт большого кора***. Это несомненно был "Шеер". Первыми огонь открыли комендоры СКР-19.

Между "Адмиралом Шеером" и советским сторожевиком завязалась неравная огневая дуэль. Если наши снаряды рвались на палубе рейдера, бронебойные снаряды с "Шеера" прошивали насквозь корпус СКР-19 и рвались в воде. Но вскоре немцы поняли свою ошибку, и от сильного взрыва содрогнулся корпус нашего сторожевика. Через пробоины хлынула вода. Команда подняла на мачте СКР-19 сигнал: "Погибаю, но не сдаюсь". В разгар боя тяжело ранило капитана СКР-19 Кротова - ему перебило ногу и руку, однако он не ушел с мостика, приказав привязать себя к брезентовому обводу рубки. Когда "Шеер", не выдержав обстрела, стал разворачиваться и удаляться, Кротов еще успел отдать приказ следовать в бухту Самолетная и потерял сознание. Сигнальщики доложили о попадании наших снарядов в район фок-мачты "Шеера", о вспышке и пожаре на юте. Бой сторожевика с немецким рейдером продолжался сто восемь минут...

Однако картина боя будет неполной, если не отметить действия батареи под командованием лейтенанта Николая Корнякова. Вход в порт Диксон с моря возможен через четыре пролива - Превен, Минина, Лену и Вегу. Корняков с артиллеристами, развернув пушки (те самые, которые не успели погрузить) всего за несколько минут до начала боя, "держал" южные подходы к Диксону. Перед боем на причале возле пушек прошел короткий митинг. И на первом снаряде написали мелом: "Смерть фашистам".

Огонь вели так: после выстрела тяжелая гаубица откатывалась по деревянному настилу пирса, и около сорока человек (артиллеристы и рабочие порта), бросившись к орудию, с неимоверным трудом вкатывали стальную махину обратно "на позицию". Но даже при такой "скорострельности" артиллеристы Корнякова сумели попасть в самое уязвимое место вражеского кора*** - в корму. После этого "Адмирал Шеер" обрушил ураганный огонь на порт и поселок. Тяжело ранило Ивана Суляка, командира орудия. Пострадали суда, стоящие в порту. Только чудом ни один снаряд не попал в "Кару", стоявшую в порту с грузом аммонала. Если бы сдетонировала взрывчатка "Кары", от порта и от Диксона, скорее всего, ничего бы не осталось.

Второй обстрел "Адмирал Шеер" вел с севера, с большой дистанции. Снаряды падали на порт, остров Конус, досталось радиоцентру. Батарея лейтенанта Корнякова, развернутая на 180 градусов, дала достойный отпор. Потом восстановили радиосвязь, и Большая Земля узнала о боях в Диксоне. Из Норильска самолетом доставили опытных хирургов Смирнова и Родинова для оказания помощи раненым: только в экипаже СКР-19 были ранены 27 человек, из них 22 - тяжело. Семеро моряков погибли в бою.

За оборону Диксона командир СКР-19 Гидулянов и его помощник Кротов были награждены орденом Отечественной войны. СКР-19 после ремонта влился в состав Северного флота и до конца войны нес боевую службу, охраняя северные конвои союзников. А о жестоком неравном бое в бухте Диксон напоминает памятник его защитникам, героям Севера, морякам, навечно оставшимся в суровой таймырской земле. "
http://gazetazp.ru/2002/128/18/


А вот еще одна статья про этот же самый подвиг...

ПОГИБАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ!..
60 лет назад, 27 августа 1942 года в бухте Диксон состоялся тот легендарный неравный бой, в котором наши моряки дали отпор фашистскому крейсеру "Адмирал Шеер"...
ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Как советский флот американцев в Севастополе прописал... i01011.gif

СМОТРЕТЬ

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата(Владимир @ 30.3.2011, 17:10)
А вот как сейчас в армии кормят... i01011.gif




Питание в армии (27 фото)


интересно где это?! я бы туда перевёлся haha.gif

по поводу новой "полевой цифры" и старой-мало того, что выглядишь как чучело. так и холодное. этого "композитора" создавшего её одеть в эту цифру и на пару суток в поле по осени забросить....

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Это в каком ресторане снято? haha.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата(Михаил 69 @ 23.4.2011, 21:46)
Это в каком ресторане снято? haha.gif

У нас тоже,когда проверяющие из Москвы приезжали,так и скатерти на столах были,и печение в вазах,и даже вилки. haha.gif Может почётный караул Кремля так и кормят,а по всей России?Сомневаюсь.Но об этом лучше расскажут те кто только на ДМБ пришёл.
Или это меню офицерской столовой?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Цитата(Виталик @ 17.5.2011, 21:44)
У нас тоже,когда проверяющие из Москвы приезжали,так и скатерти на столах были,и печение в вазах,и даже вилки. haha.gif Может почётный караул Кремля так и кормят,а по всей России?Сомневаюсь.Но об этом лучше расскажут те кто только на ДМБ пришёл.
Или это меню офицерской столовой?


да и на офицерскую не тянет...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти